5
(3)

– Брат Антонио, прошу вас, оставьте меня. Я слаб и совершенно измотан. Пусть Господь заберёт меня, я не могу больше идти.
– Держитесь, брат Себастьян. Город Ангелов вот-вот покажется на горизонте, я уверен.

Брат Антонио ни в чём не был уверен, но ему было страшно. Он боялся остаться один в пустыне, окружённый только камнями, песком и палящим солнцем, готовым высушить его за день. Боялся стервятников, круживших где-то на горизонте и расклевавших останки их с братом Себастьяном лошадки, что пала второго дня на закате, не пережив укуса гремучника.

Боялся голода, что подбирался всё ближе и нашёптывал в голову благочестивого францисканца слова, не подобающие служителю Господа. Слова, заставляющие его с содроганием трясти головой, всё громче читать себе под нос «Pater noster» и сжимать чётки в плотно сжатых от бессилия против искушения пальцах.

Голод нашёптывал ему что брат Себастьян слаб, что долго он не протянет. И что человеческое мясо ничем не хуже, чем любое другое. А он, брат Антонио, отмолит свои грехи. Господь простит, ибо он всепрощающ. И раз он ниспослал им испытание, из которого выйдет лишь один из двух монахов, то пусть выйдет сильнейший. А сильнейший здесь ты, Антонио.

– Всё, брат Антонио, я больше не могу. – Себастьян устало привалился к придорожному валуну, кое-как примостив дырявый зонтик над головой. – Ну что за напасть, за что Господь посылает нам такие испытания? Сначала вода попортилась, потом припасы оказались поедены мышами. А потом и вовсе сгнили. А эта лошадь? Она же гнильём вонять начала едва ли не раньше, чем пала. За что Он оставил нас, брат, за какие наши грехи? Господи, как же я хочу есть!

Брат Антонио только перебирал чётки, шепча под нос молитву. Наконец, он нашёл в себе силы поднять голову и ободряюще улыбнуться Себастьяну.

– Видимо, это наша судьба, брат Себастьян. Господь ничего не делает просто так. И раз Он решил, что путь в Город Ангелов лежит через лишения, значит так и должно быть. Не падайте духом. Сейчас мы передохнём, а вечером, когда станет прохладнее, двинемся дальше. Город где-то совсем рядом, да и дорога не выглядит заброшенной. Всё будет хорошо.

– Вашими бы устами, брат. – Себастьян как мог накрыл лицо капюшоном рясы и закрыл глаза. Блаженная тьма забрала его в свои объятия.

Закат окрасился кровью. Что-то, лишь отдалённо уже похожее на человека, разрывало когтями горло лежащего на земле монаха, жадно глотая льющуюся кровь. Рвануло одежду, распороло туловище от горла до паха бритвенно-острым когтем, вырвало сердце и с довольным урчанием начало его жевать. Обглодало лицо. Через полчаса, насытившись, свежий упырь в драной рясе францисканского монаха поковылял в пустыню. Он был счастлив.

У придорожного камня остались лишь раскатившиеся бусины порванных чёток и тело, в котором уже никто не смог бы опознать брата Антонио.

Aleksei-Sidorov

Автор рассказа Алексей Сидоров.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 3

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.